ИнформПартнеры

…А подросток просто несчастен

Спустя несколько месяцев после того, как мальчишку забрали из семьи макеевчан Соломахиных - семейного детского дома, в котором он воспитывался двенадцать лет, и определили в интернат, парень заявил, что вскроет себе вены. Этого оказалось достаточно, чтобы воспитанника отправили в психушку, в которой он и находится по сегодняшний день.

Трехлетний Артур был взят приемными родителями из детского учреждения для сирот, о котором у него сохранились не лучшие воспоминания. Например, малыш до ужаса боялся обмочить постель - там этого не прощали. Но еще хуже жилось бы ребенку, останься он в “родном гнезде”: мать жива и поныне, она по-прежнему горькая пьяница, отцы детей, пущенных ею в мир, неизвестны.

В новой семье недочеты прежнего воспитания преодолевались быстро: три года - не безнадежный возраст. И в четырнадцать, когда я познакомилась с Артуром Домаскиным, он был самым покладистым среди названных братьев и сестер. Хотя… и самым ранимым, самым замкнутым.

Наша встреча произошла по безрадостному поводу: макеевские чиновники, посчитав семейный детский дом Соломахиных несостоятельным, постановили расформировать его и определить несовершеннолетних детей в госучреждение (против чего высказывались некоторые уважаемые защитники детства). Артур переживал происходящее тяжелее всех.

Весной его поселили в один из макеевских вспомогательных интернатов, причем не в тот, где мальчик учился, живя с приемными родителями, а в совершенно новый для него… А летом Артур сбежал. Раз, потом второй. Но бежал подросток не по зову улицы - он уходил к той женщине, которую привык называть мамой.

Рассказывает Елена, бывший родитель-воспитатель семейного детского дома, закрытого государством:

- Прошлым летом, когда все дети отправились в лагерь, который находится у нас в Макеевке на Гвардейке, Артур прибежал ко мне, но уже назавтра возвратился назад. Рассказывал, что пацаны его обижают - не бьют, но смеются… Я старалась объяснить, что невозможно нравиться всем и, кажется, убедила, что нужно вернуться, ведь я не имею больше права держать его у себя.

Свое второе появление у Елены Артур объяснил так: “Я увидел, что во дворе стоит машина и мои вещи уже передали врачам. Я не хочу в психушку!” Пробыл четыре дня, хотя “бывшая мама” сразу же поставила интернат в известность о местонахождении ребенка. Наконец ее старший приемный сын отвел мальчика обратно. А вскоре психушка стала для Артура реальностью.

Елена недоумевает: “Артур очень боялся идти жить в интернат, но там поначалу приняли его хорошо, хотя сойтись с кем-то в силу склада характера ему непросто. Он особенно скучал за домом, за своей старшей сводной сестрой - плохо переносил разлуку… Я знаю, что у него были конфликты с учителями. И удивляюсь: в интернате, где он раньше учился, его ставили в пример”.

На вопрос, почему мальчик так долго находится в психбольнице, директриса вспомогательной школы-интерната для психохроников сказала:

- У страдающих умственной отсталостью (у Артура - легкая степень, по этому заболеванию даже не дают инвалидность. - Авт.) с течением возникает такой момент - декомпенсация - состояние невменяемости. Когда ребенок режет себе вены и не может объяснить почему.

- Так, стало быть, Артур резал себе вены?

- Нет, это не конкретно о нем.

Как я узнала из дальнейшей беседы, Артур “вел себя агрессивно, сбежал из лагеря, например”. А вообще - врачам, мол, виднее.

Детский врач-психиатр, курирующий вспомогательный интернат, уделил мне побольше времени:

- Домаскин был направлен в психоневрологическую больницу 9 июля. Впоследствии выписан, но, так как поведение нарушено, 17 сентября направлен на лечение повторно.

- Вы не сказали, почему его направили на лечение в первый раз. И потом, не пойму, какова связь поведенческих нарушений с его диагнозом?

- Летом была попытка суицида. Или он только грозился порезать себе вены… В принципе, высказывание этой мысли уже является показанием к прохождению курса лечения. А во второй раз были жалобы педагогов на раздражительность, вспыльчивость. Были конфликты и со сверстниками, и с педколлективом. Об этом вам лучше спросить у них, а у меня нет оснований не верить педагогам. Я знаю, что Домаскин периодически уходил, сквернословил…

- Это поддается лечению?

- В условиях интерната лечение трудно осуществить. Но медикаментозное лечение, корректирующее поведение, возможно в условиях стационара…

- А во время ваших собственных встреч с мальчиком было заметно, что с ним неблагополучно? Вы пытались помочь?

- Да. Снижение интеллекта на фоне подростковой ломки организма (в этот период защитная система плохо срабатывает) приводит к нарушению баланса… Но эти подростки плохо раскрывают свои переживания. При профосмотре они все - ангелы.

- Скажите, как на ваш взгляд, причиной того состояния, которое вы называете декомпенсацией, могла стать смена среды? Ведь этот ребенок перенес стресс, когда его забрали из семьи и отдали в интернат, не так ли?

- Теоретически это может стать причиной. Фактически - не знаю.

…Похоже, когда педагогика пасует, трудных подростков начинают лечить… Замдиректора интерната по воспитательной работе косвенно согласилась с этой мыслью, хотя и постаралась свалить вину на “бывшую маму”: “У Артура был конфликт не с окружающими, а с самим собой. Адаптация к новым условиям далась ему нелегко. Он не смог смириться и с тем, что приемная мать вдруг стала чужой - постепенно она перестала брать мальчика на выходные, ссылаясь на то, что ей нечем кормить его… Мы надеемся, что, когда закончится лечение, удастся установить контакт с Артуром и помочь ему”.

Теперь можно сказать: госслужащие, решавшие от имени государства судьбу семейного детского дома, меньше всего думали о детях, ведь не достигших совершеннолетия оставалось лишь двое. Старшие - те и сейчас живут у Елены Соломахиной (линия поведения, вероятно, не вписывающаяся в рамки чиновничьего понимания). Второй несовершеннолетний находится в том же интернате, откуда отправился в больницу Артур, но на него пока не жалуются. Так что трагическими последствия стали только для одного воспитанника. Только?! А как же не отмщенные “слезки” одного-единственного замученного ребенка, на которых великий Достоевский опасался “возводить здание” - пускай даже речь зашла б о цене счастья целого человечества?.. Впрочем, кто теперь оглядывается на классиков.

Предыдущие статьи сайта
Последние статьи
© Портал Анет.Донецк.Украина
Карта сайта
Письма в редакцию - andsale@hotmail.com