ИнформПартнеры

Курортные приключения

Семья под зонтиком

В первый же день, как только мы приехали на Славкурорт, в нашем санатории “Юбилейный” случилось ЧП. К самому центральному входу сбежалось с десяток обитающих в этих местах собак разного калибра и масти, они плотно окружили низкорослую рыжую дворняжку и чего-то от нее хотели. Та огрызалась, рычала на них, громко лаяла, но свора не отставала. Первыми догадались, в чем тут дело, женщины. Оказывается, решался вопрос продолжения рода собачьего. Дворняжке надо было разродиться, а ее сородичи то ли хотели ей помочь, то ли понаблюдать, как это все происходит, кто же их поймет. Уразумев, что к чему, женщины из числа отдыхающих решительно взяли дело в свои руки. Они отогнали собак и принялись устраивать “родильный дом”. Под густым кустом туи постелили соломки, раздобыв ее у дворников, одна из них пожертвовала даже зонтик, которым сделали своеобразную крышу, и туда определили роженицу. Будущая мать, очевидно, почувствовав собачьим сердцем доброе человеческое участие, безропотно подчинилась добровольным акушеркам, и на следующий день уже чуть ли не все отдыхающие санатория, идя на процедуры, заглядывали под куст. А там пятеро симпатичных слепых щенят уже сосредоточенно впились в соски успешно разродившейся собачонки.

С тех пор эта семейка в кустах туи под зонтиком стала предметом всеобщего внимания. Все несли туда ее столовой кто что мог: косточки, котлеты, приносили даже миски с супом или борщом. Сердобольные женщины по очереди дежурили на лавочке у куста и отгоняли наведывающихся сюда собак, чтобы те не отбирали еду. “Мамаша спокойно отлеживалась, исправно кормила наследников, благо подкормка всегда была под боком и в изобилии. Когда я как-то принес ей колбасы из магазина, она съела кусочек, остальное понесла куда-то в зубах.

- Припрятать решила про запас ваш деликатес,- сказала мне дежурившая на лавке женщина. - Вишь какая хозяйственная,- уважительно посмотрела ей вслед.

Недели через две щенки уже раскрыли глаза, начали и сами выползать из-под куста, забавляя детвору. Однажды иду я на процедуры и вижу: “мамаша” бежит куда-то вдоль аллеи.

- Куда направилась?- шутливо спросил мужчина, шедший рядом.

- Пошла, наверное, искать папашу, алименты выколачивать,- в тон ему заметил другой.

Конкуренты

Когда я еще знакомился с белкой Катей, нося за ней от дерева к дереву зерна орехов и очищенных семечек подсолнухов, за мной увязалась настырная пичуга - синичка. Она пищала, била крыльями, наконец даже уселась на длинный козырек моей курортной панамки. Увлеченный белкой, прыгающей с ветки на ветку, я сначала не придал значения пичуге. И лишь когда она все-таки ухитрилась сесть на ладонь и унести зернышко, понял, что у белки есть конкурент по части дармовой еды.

Ну что ж, вызов я принял. Садился на лавочке под кленом в санаторном парке, закуривал, доставал зерна и держал их на ладони. Очевидно, заслышав мое покашливание, она появлялась сначала на стволе дерева, затем перескакивала на спинку лавочки, оглядывалась осторожно, и вскоре я чувствовал, как цепко ее лапки упивались в мой палец. Клюнув зернышко, синичка тотчас улетала на дерево и там с ним расправлялась. Осмелев, она уже чаще стала спускаться на асфальт у лавки. Зажмет там зерно между лапок и отклевывает его по крохам. В конце концов она так освоилась, что стала “злоупотреблять служебным положением” - прилетала с целой компанией своих подруг. И тут уж объедали они нас с женой дочиста. Так что приходилось на ближайшем базарчике покупать отдельно кормежку для Кати и синичек.

Установилась, правда, некая очередность. Когда белка “обедала” у нас с рук, синички в сторонке наблюдали. Как только она, наевшись, убегала, они тут же наваливались всей гурьбой. Сфотографировать их за этим занятием мне так и не удалось, хотя израсходовать пришлось несколько пленок. Эти пичуги настолько шустрые и быстрые, что успевали упорхнуть прежде, чем сработает фотоаппарат. Удалось поймать толко один момент, когда синичка приближается к добыче.

Предприимчивая Катя

Коготки на лапках у нее острые, цепкие, но на ладонь она ими ступает мягко, нежно. Ткнув носиком в зернышко, хватает его ртом, ловко отпрыгнув в сторонку, садится на задние лапки, передними берет зернышко и сосредоточенно, аккуратно, по крошкам отправляет его за щечки. Справившись с одним, осторожно берет другое. Когда я положил на ладонь очищенное зерно грецкого ореха, она с каким-то особым азартом схватила его в зубы и мигом вскочила на дерево. Там на нижней ветке уселась в классическую позу, изображаемую в книгах: пушистый хвостик выгнут знаком вопроса за спинкой, в передних лапках орех - с ним она орудовала долго и так аппетитно, что мне и самому захотелось.

- Иди сюда, Катя, у меня еще есть, - зову белочку и начинаю шуршать кульком с орехами. Она внимательно наблюдает за моими действиями с ветки и, заметив, что на ладони появился орех, спускается с дерева и смело направляется к добыче.

Словом, на орехах мы и подружились с этим предприимчивым зверьком, обитающим в парке Славянского курорта. С тех пор, как только мы с женой садились на лавку и я начинал шуршать кульком с орехами, она появлялась невесть откуда и… В конце концов она так освоилась, что не побоялась фотографироваться.

Охота

Когда я вышел на балкон покурить и покормить своих завсегдатаев-попрошаек - голубя с пестрым оперением и белоснежную изящную голубку, - то был удивлен переменой обстановки. Мой “пестряк” в соседнем отсеке балкона, опоясывающего санаторный корпус, развил бурную хозяйственную деятельность. Сиганув камнем вниз, он находил на земле сухую или зеленую веточку, тащил ее в клюве на быльце балкона, затем, осмотревшись, нырял под щит, прислоненный к стене, оставлял ее там и снова устремлялся в очередной рейс. Он так был увлечен работой, что даже мои хлебные крошки не могли его отвлечь от нее. “Гнездо мостит, - предположил я про себя. - Никак подруга созрела яйца откладывать. А где же она сама-то? Может, думаю, -у них заведено так, как и у людей: мужик должен дом строить?”

Но я ошибся, и довольно грубо, в чем вскоре убедился. Возвращаясь из пятнадцатого или двадцатого рейса, голубь вдруг тревожно захлопал крыльями и поднялся со своим стройматериалом на этаж выше. А тут, внизу, разыгралась драма. С противоположной стороны из-за перегородки выглянул черный, как смоль, кот, с белой бабочкой на груди. Мягко и тихо ступая, он вмиг напружился, мотнулся под щити, смотрю… в зубах у него голубка. Вот оно в чем дело. Это она орудовала с гнездом, а пестряк лишь оказывал транспортные услуги.

- Ах ты бандит. Ты что семью разрушаешь! А ну брось сейчас же! - набросился я на кота.

Не тут-то было. Дверь на балкон оказалась открытой, и кот потащил свою жертву туда, в помещение. Это был холл с мягкими креслами, цветами и телевизором. Когда я прибежал сюда, кот уже расположился прямо на ковре под телевизором и принялся расправляться с добычей. Я и тут начал его увещевать и стыдить. Недовольно зыркнув на меня, он подхватил голубку - и снова на балкон.

Пропала бедолага, подумал, и пошел к себе докуривать сигарету. И тут смотрю, кот оглядывается на меня, а во рту у него полно белоснежного пуха. Шевеля челюстями, он пытался избавиться от него, но это не удавалось. Изголодавшись, он, очевидно, преждевременно слюны в рот напустил, пух слипся и никак не выпадал.

- Чтоб ты подавился, обормот, - пожелал я ему вместо “приятного аппетита” и уже собрался уходить, не желая смотреть на кровавую расправу. Но тут как раз и случилась развязка. Усиленно избавляясь от пуха во рту, кот, как видно, на миг ослабил когти, голубка тотчас воспользовалась случаем, резко выпорхнула и улетела. За нею устремился и пестряк. Больше я их не видел у себя на балконе. А кот так с пухом во рту и остолбенел, провожая улетевшую жертву.

- Ну вот тебе, бармалей, получил? - говорю ему. - Мышей надо ловить, а ты…

Кот фыркнул, избавился, наконец, от пуха, который ветерком сдуло с балкона, а ласточки подхватывали его на лету и тащили в свои гнезда, которыми буквально облеплено здание санатория с тыльной стороны.

Предыдущие статьи сайта
Последние статьи
© Портал Анет.Донецк.Украина
Карта сайта
Письма в редакцию - andsale@hotmail.com