ИнформПартнеры

По первой пороше

Короток и тускл декабрьский день. А тут еще свинцовые тучи заволокли небосвод. Потеплело. Потянуло сыростью. То первая примета - быть снегу. И действительно, сначала редкие, а потом настоящим роем белые крупины, перемешанные со снежной лапшой, вскоре повалили на землю.

На следующее утро приятно пройтись по первоснегу. Ослепительно белый ковер, копируя местность, покрыл поляны и проселки. Лебяжьими шапками лег на сосновые лапы, ярко- голубыми тенями подретушировал чернь вербы и клена. Просеку прочертил глянец свежего санного следа. Кое-где на обочине виднеются щепотки просыпанного лугового сена. Наверное, егерь спозаранку повез прикорм на отдаленный кордон.

Вот дорогу пересекла строчка заячьего хода. Ушастый гуляка явно не торопился. Прыжок от прыжка - на равном расстоянии. Тут косой остановился возле ивового кустика. Основательно поработал над молодыми еще сочными веточками. А дальше цепочка следов начала дергаться. Появились “петли”. Это первый признак, что его потревожили. С помощью подобного приема русак пытается оторваться от преследователей. Прыжки в сторону. Вскоре стало ясно, от кого уходил косой: параллельно с заячьими пропечатками вмятины от собачьих лап. Нет, то не охотники травили зверька. Людского следа не видно. Скорее всего оголодавшие псы в поисках пищи решили полакомиться зайчатиной. Жители краснолиманских сел, прилегающих к лесным массивам, рассказывают о случаях, когда собачьи стаи гоняются не только за мелкой дичью, но и нападают на домашних животных.

Вдоль побережья Северского Донца расположено свыше сотни турбаз, пансионатов, детских оздоровительных лагерей. В сторожевых целях, а иной раз ради удовольствия, там содержат по нескольку собак. Летом они, как правило, на привязи. И еды до отвала. Другое дело - зима. Смотритель базы не в состоянии их прокормить и прогоняет на все четыре стороны. Так в окрестных лесах и появляются дикие собаки, которые со временем сбиваются в стаи и представляют реальную угрозу не только для зайчишек.

Солнце все выше. Скрипит под ногами снежок. В ольховой глуши забрел на небольшую полянку. Посредине - остывшее болотце, а на противоположной стороне много следов. Подхожу ближе. Кругом разбросаны останки крупного животного: клочья шерсти, обглоданные кости, внутренности. А рядом следы. Для собаки великоваты, а вот на волчьи отпечатки смахивают. В наших угодьях охотникам не раз доводилось встречаться с серыми разбойниками. Но не все попались на мушку. Оставшиеся в живых по-прежнему озоруют. Мало вероятности, чтобы они справились с крупным здоровым зверем - лосем или кабаном. Скорее другое: зверь был или серьезно болен, или тяжело ранен. Они же его выследили и доконали. По всей видимости, сразу не смогли съесть всю добычу. Оставили про запас. Но на этот раз им не повезло: рядом совсем свежий, еще теплый, след лисы. Рыжая хитрунья не променяет случая поживиться за чужой счет. Но такие находки и для нее редкость. Чаще приходится днями промышлять мышами на полях озими, сутками дежурить возле скирд соломы. Ведь у общественных птичников теперь делать нечего: кур там давно перевели. В село идти - опасно: того и гляди - на сторожевого Шарика нарвешься. В населенные пункты лисы отправляются с основном лишь тогда, когда от тех же грызунов заразятся бешенством.

Не сладко зимой обитателям зеленого храма. Издали примечаю поляну: здесь хозяйничали дикие кабаны. Сейчас их любимые места - дубовые рощи, незамерзшие болотца, густые посадки молодого сосняка. Именно там можно полакомиться завалившимися под листу желудями, вырыть с болотной тины сладкий корешок, спрятаться от пронизывающего ветра в лапчатом сосняке. Как правило, живут свиньи выводками. И если найдут злачное место, то перероют его основательно - пахать не надо. В основном семьи небольшие - по 4-7 особей. Но есть и посолиднее. Однажды на охоте довелось встретить такую семейку. Обманул нас выводок - ушел в другую сторону. Только и успели сосчитать: 17 поросят. Возглавлял их матерый секач. Охотники про таких говорят - сарай с пристройкой. Когда вепрь учуял неладное, стал удивительно резвым. Торпедой ринулся напрямик через кустарник, увлекая за собой родню. В таком состязании секач развивает крейсерскую скорость - до 50-60 километров в час. Тогда лучше не попадаться на его пути: вмиг сметет.

Правда, нынче полюбоваться подобным зрелищем редко кому удается. А в перспективе - и подавно. И всему виной мы сами. Трудно даже сосчитать, сколько за последнее десятилетие пострадало лесных массивов от пожаров. Каждый год сотня- другая делового сосняка, где кочует зверье, подвергается пожарам. Вспомним хотя бы минувшее лето. Краснолиманским лесоводам удалось в зародыше уничтожить десятки возгораний. Но все-таки огонь нашел слабое звено и превратил несколько гектаров леса в районе Зеленого Клина на западной окраине Красного Лимана в пепелище. Естественно, ушел дикий зверь, птица улетела. И не скоро возвратятся на прежние места. Теперь здесь большая удача увидеть не то что зверя, а его след. Мне повезло. А помню еще с десяток лет назад не так уж и редко пересекались пути человека и зверя. Особенно весной. На свет появлялось потомство. По разным причинам детеныши отбивались от самок. Подбирали их люди. Нянчили, выкармливали. А потом отпускали на волю. В моем архиве хранится снимок, сделанный фотокорреспондентом местной газеты Ю.Чигирином. Тогда работник Дробышевского лесничества И.Шеин нашел беспомощных сосунков-поросят. Без матери погибли бы полосатики в лесной глуши. Но егерь выкормил их и выпустил на волю. Возможно, их потомство сегодня и оставляет следы на снегу.

Предыдущие статьи сайта
Последние статьи
© Портал Анет.Донецк.Украина
Карта сайта
Письма в редакцию - andsale@hotmail.com