ИнформПартнеры

Построй дом, посади дерево, вырасти сына

Эти три “мужские” заповеди Александр Иванович услышал еще в юношеском возрасте, и они ему очень понравились. Сын кадрового военного, участника Великой Отечественной войны, он вырастал с сознанием этих “мужских” начал и видел себя в будущем обладателем именно мужской судьбы, неотступающим от задуманного, преодолевающим любые сложности…

Из трех, главных, по его мнению, заповедей ему удалось воплотить в жизнь только одну - посадить дерево. Саженец каштана Александр Иванович пристроил в лунку во дворе большого дома, где поселился после увольнения в запас. Присыпал землей и стал поливать, наблюдая за тем, как тянется деревце к небу, чтобы спустя много лет дорасти до окна квартиры того, кому обязан своим ростом, цветением и, наконец, ароматными цветами-”свечками” и твердыми плодами, выскакивающими из треснувшей кожуры и с веселым стуком падающими на землю.

С остальными “мужскими заповедями” Александру Ивановичу не повезло. Построить дом? Где? Зачем? Кадровый военный, он больше тридцати лет переезжал с места на место, жил в казармах или других служебных помещениях, в съемных комнатах так называемого “частного сектора”, а то и в палатках, землянках, юртах… Прожив на одном месте несколько месяцев или лет, срочно отбывал по приказу к месту нового назначения. И только выйдя в запас и прожив какое-то время в уже привычном для него “секторе”, отставник получил государственную квартиру. В том самом доме, где растет сейчас под окнами посаженный им каштан.

С мечтой о сыне у него тоже не заладилось. Не один год они с Людмилой прождали, что вот-вот родиться у них карапуз, сынишка, который продолжит его отцовскую и даже дедовскую военную судьбу. Но проходили годы, а детишек у них не намечалось. Александр Иванович возил жену по врачам, добывал для нее путевки в санатории специального направления… Однажды даже, переодевшись в гражданское, оглядываясь, нет ли поблизости кого-нибудь из знакомых или, не дай Бог, замполита или еще кого-то из начальства, пробрался он в церковь, к батюшке.

“Так и так, мол, - сказал, - я - военный, партийный, неверующий. Но прошу вас как священнослужителя, помолиться за нас с женой моей о рождении сына. Мы вас за это отблагодарим!”

Священник в ответ взглянул на него осуждающе и ответил: “Вижу - настрадались вы, ожидаючи. И помолиться могу, как вы просите… Только, думаю, не примет Господь этой моей молитвы, заказанной тем, кто сам в Бога не верует”.

Александр Иванович все же пытался уплатить за беспокойство. Батюшка денег не взял. Еще и упрекнул: “Не там и не так, - сказал, - защиты и помощи ищете!”

…И все же дождались они с женой прибавления семейства! На каком-то месяце беременности Людмиле сказали, что будет у них не долгожданный сыночек, а доченька. Все равно будущие родители обрадовались безмерно. Десять лет ведь ждали! Александр Иванович вычитал где-то, что если семейный дом не заполнится детскими голосами, он в конце концов наполнится кошмарами.

До кошмаров у них, конечно, не дошло. Они ведь с самой первой встречи очень любили друг друга. И весь их неустроенный армейский быт, бесконечные переезды, тревоги за мужа, когда он воевал сначала в Афгане, потом - в Чечне, на таджикской границе, не поколебали их отношений!

Теперь, с появлением на свет дочки Наденьки, счастье поселилось в доме. Девочка родилась прехорошенькая и - “самая-самая”: самая умная, самая послушная, самая забавная… В два года она подхватила веник и принялась, подражая матери, подметать комнаты. В три пододвинула табуретку к кухонной раковине и попыталась мыть посуду, в четыре уже читала детские книжки…

Все же за восторгами, охами и ахами родители не переставали сожалеть о не родившемся сыночке. Когда медики объявили, что других детишек у Людмилы не будет, Александр Иванович решил: “Раз такое дело, я дам Надюшке “мужское воспитание”. И будет у нас вроде бы и дочка, и сынок!”

Начал он со спорта, физической закалки. В доме появились перекладина и “шведская стенка”, спортивный инвентарь. День у отца с дочкой начинался с зарядки, пробежки вокруг дома или по дорожкам на пустыре. Упражнения на спортивных снарядах - само собой. Мать еще водила Надечку на гимнастику, теннис, учила плавать в городском пруду и летом - в море. Сама Надя, уже будучи школьницей, разыскала секцию восточные единоборств и, к великой радости отца и тревоги матери, отрабатывала дома такие движения и удары, что родители только руками разводили от изумления.

А когда однажды она принесла с соревнований какой-то “пояс” - знак уровня бойцовской квалификации, когда проучила как следует хулигана, пытавшегося вырвать у нее из рук сумочку, тут уже Александр Иванович и вовсе перестал мечтать о сыне как об одном из признаков его собственной состоятельности в отцовстве.

И вот уже Надюшка, его дочка - не девчонка, а почти взрослая девушка. Уже обрывается телефон, и робкие мальчишечьи голоса спрашивают: “Можно позвать Надю?” Из школы ее провожает целая гурьба поклонников, самому удачливому из которых оказывается честь нести ее сумку с книжками и тетрадками…

А там - и институт, а там и “кавалер”, довольно долго не решавшийся переступить порог их дома…

Родителям вероятный претендент на сердце и руку дочери в общем-то понравился, хотя Александр Иванович и испытал жгучее чувство ревности при его появлении. Что ни говори, а досадно, что он, похоже, - не единственный мужчина в ее сердечке!

“Впрочем, - думал он, - если поженятся молодята, вовсе не будет это означать, что Надюшка покинет их дом. Сколько семей живет в одной квартире с выросшими детьми! Размеры так называемой “жилплощади” позволяют совсем неплохо устроиться на них двум семьям. А появится прибавление, так ведь это совсем удобно! Общее хозяйство, общие хлопоты, внуков не нужно будет в ясли-детсады отдавать…”

“Молодята” и в самом деле решили создать свою семью. Зять Игорь почти двухметровый красавец, мастер на все руки, умный, любящий их Надюшку…

Но план Александра Ивановича насчет того, чтобы будущий зять стал “примаком”, был молодыми людьми отвергнут, что называется, “на корню”. “Спасибо за предложение, - сказал Игорь. - Но мы с Надюшей решили иначе. Уже оформили поездку на российский Ямал. Будем нефть добывать и газ, деньги копить, а по приезде, где-то поблизости от вас с Людмилой Николаевной приземлимся. Получится - “и дома, и замужем”! У нефтяников, говорят, зима длинная и холодная, но и заработки длиннее, чем здесь, и погорячее. Так что, дорогие родители, не скучайте по дочке. На Севере мы не задержимся!”

И ведь правда, не задержались. Три с половиной года прошло в обмене письмами и телефонными звонками. И вот уже раздался в квартире Александра Ивановича и Людмилы Николаевны звонок, явно не междугородный. “Откуда вы, дорогие?” А в трубке - голосок Надюшкин: “По соседству. Из своей квартиры, во втором подъезде вашего дома. Сейчас заявимся!”

Оказывается, они с Севера прикатили еще несколько дней назад. И “выдерживали дистанцию”, чтобы готовый сюрприз преподнести. На заработанные деньги “нефтяные” деньги купили двухкомнатную квартиру рядом с родителями и больше никуда уезжать не собираются.

Надо ли говорить, сколько радости принесли “молодята” Надиным родителям! Уж на что твердый характер у Александра Ивановича, а слез не сдержал, когда они с женой праздновали долгожданную встречу. “Спасибо тебе, сынок, - сказал тесть зятю, - что такое решение принял, двойное спасибо, что его осуществил. Хотя и гражданский ты человек, а все - по-нашему, по-военному!”.

- Несправедливо это мне одному приписывать, - откликнулся зять. - Идея Наденькина была и, значит, почти что ваша! Это вы ее такой воспитали. Если бы она в армию пошла, по вашим стопам, сейчас бы уже, наверное, майором была, а там - и генеральские погоны ей бы засветили. Или, по крайней мере, полковничьи… А насчет подарков, так это еще неизвестно, кто кому его сейчас готовит. Надюшка собирается в декрет идти. Ждите к Новому году прибавления в нашем семействе.

..В аккурат под Новый год Надя одарила родителей внуком. Надо ли говорить, как ликовал, в первую очередь, новоиспеченный дед? Баюкал на руках малыша и мысленно повторял давным-давно услышанную пословицу; “Есть дочки - будут и сыновья!”

Зятя он тоже зачислил в сыновья свои - такие установились между ними теплые, родственные отношения. Так что чувствовал себя Александр Иванович одновременно и дедом, и отцом приемным. “План по мужикам, - сказал он как-то Людмиле, - у нас перевыполнен. И, думаю, это еще не предел. Чует сердце, Надюшка с Игорем на достигнутом не остановятся!”

Сам он тоже в одном отношении, так сказать, - “перевыполнил план”: посадил еще один каштан, у второго подъезда, где поселились “молодята”.

Как и первое деревце,вначале, каштан пока что еще совсем маленький. Но ведь и первый был когда-то невелик. А вот - дорос до второго этажа и по весне приветливо машет в окно своими белыми “свечками”, напоминая о бесконечном древе жизни.

Предыдущие статьи сайта
Последние статьи
© Портал Анет.Донецк.Украина
Карта сайта
Письма в редакцию - andsale@hotmail.com