ИнформПартнеры

“Ржавая смерть” из медвежьего угла

“Установлено, что противник при отходе из-за отсутствия горючего, сжигает свои танки. По дополнительным данным, у Волновахи захвачен большой склад боеприпасов (свыше 1,5 млн. немецких снарядов и мин)”.

(Из донесения Маршала Советского Союза А.М.Василевского Верховному Главнокомандующему И.В.Сталину от 13 сентября 1943 года).

Ну вот, закончился еще один светлый праздник “со слезами на глазах”. Прозвучали слова скорби, отдана дань уважения миллионам павших воинов. Но никто, к сожалению, не поднял чарку в память о тех, кто погиб в мирное время. Трактористов, подрывавшихся на минах, работников полевых бригад, но больше всего - детей.

Утверждаю это не с чужих слов, так как с ватагой сверстников, питающих страсть к оружию любого вида, не раз совершал походы по местам боев. Раскапывали осыпавшиеся брустверы траншей, землянок. Однако самым “хлебным” участком у нас считалась железнодорожная ветка, соединяющая станцию Великоанадоль и поселок Владимировка Волновахского района, где в сорок третьем был разбомблен немецкий эшелон с боеприпасами.

После таких вылазок карманы наших пиджачков нуждались в очередной починке. Нередко выпадали и более удачливые дни, когда, кроме винтовочных патронов, мы натыкались на вымытые ливнем снаряды, мины и винтовки с трухлявыми прикладами. Все это добро, таясь от постороннего взгляда, тащили домой. Прятались по сараюхам, сортировали добычу, пытались отчистить при помощи керосина. И сейчас, по истечении стольких лет, я просто диву даюсь, как мы оставались живы. Такая же мелочь, как оторванный палец Коли Серика, полагаю, не в счет.

Однако не всем так везло. Не помню точное название села из соседней Запорожской области, где такие же, как и мы, огольцы, сунули в костер артиллерийскую мину. (По другим сведениям, они просто пытались ее разобрать, сидя у огня). Всех шестерых похоронили в одной братской могиле. Впрочем, ходить за примерами к соседям нет никакой нужды. В Старобешевском районе, у подножия высотки, на которой стоит изуродованный “металлистами” танк, есть две братские могилы. Советских воинов, бравших штурмом высотку, и местных ребятишек, пытавшихся разобрать снаряд. Или мину.

Но, пожалуй, всех перещеголял юный житель (теперь уже взрослый муж) села Стыла. Назовем его Дмитрием. Так вот, этот стыльчанин в отрочестве питал к оружию просто-таки патологическую страсть. Как рассказал его младший брат Николай, накопил целый арсенал во дворе.

- Как-то по весне, - сказал Николай, - мать выпустила поросят на волю. Дескать, пусть порезвятся. Ну, они и порезвились. Раскопали братухин загашник, где-то на что-то там пятачками нажали… Рвануло так, что у соседей повылетали стекла. У некоторых - с окнами. Наш же дворик выглядел так, будто в него фугаска попала. С дома снесло крышу и половину дымохода. Сарайчик и летняя кухня рассыпались…

- А поросята?

- Даже пятачков не осталось. Ну да леший с ними, с поросятами. Хорошо, что хоть народ не пострадал.

А ведь страдает. Сколько их, мальцов-огольцов, перебило со дня Победы по день сегодняшний - ни один статистик сказать не может. И нет никакой гарантии, что в обозримом будущем война закончит свою кровавую жатву.

Я не случайно в качестве эпиграфа привел выдержку из донесения Верховному Главнокомандующему. Подумать только, полтора миллиона брошенных снарядов и мин! (Разумеется, здесь надо благодарить Бога, что весь этот арсенал не был израсходован по назначению). Но у меня после неоднократных бесед со старожилами сложилось мнение, что в сорок третьем этот склад не был полностью уничтожен.

Факты? Да сколько угодно! Взять хотя бы прошлую осень. Три дня подряд жители Докучаевска и поселка Новотроицкое Волновахского района имели возможность слушать взрывы, доносящиеся со стороны одного из отвалов, где добытчики металлолома наткнулись на склад немецких боеприпасов.

Я побывал на раскопках, которые ведут военные. И, между делом, задал их командиру вопрос:

- Сколько еще такого “добра” может храниться в округе?

От прямого ответа тот уклонился, но недвусмысленно дал понять, что склад в горном отвале может оказаться не единственным. И не исключено, что это лишь часть боеприпасов, оставленных гитлеровцами на территории Волновахского района.

А ведь такое вполне допустимо. Время военное, каждый штык на счету. Что вывезли, а что и растыкали по медвежьим углам до лучших времен. Растыкали да и позабыли.

Но ведь это еще не все. Немало в земле донецкой неразорвавшихся снарядов и авиабомб. Одну такую, весом в четверть тонны, откопали при прокладке теплотрассы к зданию Волновахской районной администрации. Наткнулись на нее “пятнадцатисуточники”. И пока перепуганный “пастух” мелких правонарушителей в чине прапорщика звонил куда следует, те срочно отрядили гонца в ближайший магазин.

Ни до, ни после я подобной пирушки больше не наблюдал. Да и вы, полагаю, тоже не наблюдали. Разложили закуску прямо на бомбе, радуются несказанно. Дескать: “А ну, прапор, отними”. Так и пировали, пока запасы не вышли.

Впрочем, это - из области юмора. А разговор-то у нас - серьезный. Жаль лишь, что многие так и не осознают, что война продолжается и будет продолжаться до тех пор, пока не будет обезврежен последний снаряд или авиабомба.

И последнее. Мне могут задать вполне резонный вопрос: “Что хотел сказать? Что хотел предложить?” А ничего такого сверхъестественного. Просто, в следующий раз, когда будем отмечать юбилейный праздник Победы, давайте помянем тех, кого забрала от нас “ржавая смерть”. И в том числе ребят, знакомых с войной лишь по фильмам и книгам.

От редакции. Этот материал уже был подготовлен к печати, когда в редакцию один за другим стали поступать тревожные сообщения. Сначала - о взрыве на артиллерийских складах под Мелитополем, где погибли и пострадали люди, были уничтожены прилегающие села, эвакуированы более десяти тысяч жителей и парализована нормальная жизнь целого региона, а общий ущерб оценивается больше трех миллиардов гривен. Затем - о гибели двух и ранении восьми детей от взрыва снаряда времен минувшей войны в одной из областей Украины. И, наконец, о том, что прокуратура, расследовав причины прошлогоднего взрыва на ракетно-артиллерийских складах в Артемовске, предъявила обвинения пятерым военнослужащим местной воинской части и гражданскому работнику пункта приема металлолома сразу по нескольким статьям Уголовного кодекса.

А объединяет все эти события и то, о чем рассказал наш собственный корреспондент Юрий Хоба, одно - разгильдяйство и преступная халатность взрослых, из-за которых страдают, а порой и гибнут люди, а обществу наносится немалый ущерб. И не только тех, кто в погоне за наживой позарился на цветной металл на складах боеприпасов и тайком пронес в хранилище сварочный аппарат, но и тех власть предержащих, кто, зная об участившихся находках из разбомбленного немецкого склада боеприпасов в Волновахском районе, до сих пор не принял меры, чтобы разыскать их и обезвредить, обезопасить население прилегающих сел от притаившейся в земле “ржавой смерти”.

После войны проводилось сплошное разминирование территории Донецкой области, были уничтожены сотни тысяч боеприпасов, порой ценою жизни воинов-саперов и гражданских добровольцев-пиротехников. Но и в последующие шесть десятилетий война продолжала собирать кровавую жатву: года не проходило, чтобы кто-то не подорвался на вновь обнаруженных бомбе или снаряде, найденных где-нибудь в поле или в огороде мине или гранате. Увы, только чрезвычайное происшествие, оказывается, способно привлечь внимание к этому опасному наследию прошлого, и тогда находятся и средства, и силы, чтобы… устранять последствия. А стоит ли ждать?

Предыдущие статьи сайта
Последние статьи
© Портал Анет.Донецк.Украина
Карта сайта
Письма в редакцию - andsale@hotmail.com