ИнформПартнеры

Спешите делать чудеса

Николай шел по городу, который еще не совсем пришел в чувства после вчерашнего, со странным ощущением восторга. Возможно, именно поэтому прохожие смотрели на него с недоумением. То, Что было нормой в новогоднюю ночь, на следующее утро казалось уже отклонением. В глазах некоторых он читал откровенный вопрос: что, дедушка, задержался где-то на вечеринке дольше положенного, а теперь ковыляешь домой? Не поздновато ли разносить подарки? На его взгляд - было в самый раз. И, главное, по самому важному адресу… А ведь вчера он даже начал уставать от выполнения общественного поручения и успокаивал себя одной лишь мыслью, что начальник пообещал ему пару отгулов за то, что он добросовестно обойдет кучу сотрудников на дому и раздаст подарки. Причем, не просто так, а в полном обмундировании Деда Мороза. С этим предложением к нему начали “подъезжать” за неделю до праздника. Но тогда он устоял. А в предпоследний день, когда все решала жеребьевка, именно ему попался злополучный крестик. “Я - совсем, как жена Гуськова из незабвенного “Гаража”, - чертыхнулся он в душе, но отказаться уже не посмел.

В принципе, не такая уж это была нагрузка для холостяка, не собирающегося нарезать в одиночестве салат оливье и варить заливное. Будто сама судьба настоятельно решила выпереть его из комнаты в малосемейке прямо в народ в самую бурную ночь уходящего года.

Он и выперся, напялив на себя костюм, с горем пополам прикрепив бороду и нагрузившись подарками. В принципе, и сам он не остался в этот день без сюрприза. Благодаря очередной табачной акции (вот ведь парадокс, Минздрав предупреждает, а реклама - убеждает) ему обменяли несколько собранных картинок из пачек на часы. Так что свой спешный поход по квартирам сослуживцев он сверял по стрелкам, как часовой на посту.

В непривычном шествии по еще не совсем знакомому городу (переехал недавно) было что-то. На улицах оглядывались, бросали хохмочки вслед. А там, куда он приходил, еще и угощали. И хотя Николай из числа не сильно пьющих, кочевряжиться себе не позволял, будто заново со всеми знакомился. А то ведь как: знает, что есть в отделе напротив некий товарищ Иванцов, а какой он на самом деле - никакого представления. Теперь. попробовав у того в гостях паштета, Коля мог любому доказать, что Иванцовы всей семьей - замечательные люди.

К предпоследней по списку квартире он подошел, что называется, на втором дыхании. Валенки снял еще в подъезде, затолкал их в почти опустевший мешок, натянул старые кроссовки.

Дверь открыл мальчик. Было заметно, что он кого-то ждал и, увидев его, разочаровался.

- Вам чего?

- Как чего? - удивился Николай и внушительно начал произносить текст, подготовленный ему профкомом. - Я веселый дед Мороз, вам подарки…

Но мальчик иронически завершил его речь концовочкой из очередной рекламной шутихи: “… не донес”. И строго спросил: “А валенки зачем снял? Небось в мешок засунул?”

- Жмут, - виновато стал оправдываться Николай. И растерянно опустился на предложенный стул.

Мальчишка уселся напротив с выражением лица прокурора, намерен выслушать оправдания обвиняемого:

- Ну, говорите, чего у вас там дальше по сценарию?

А Дед Мороз от волнения перезабыл все слова. То есть за весь вечер они ему особо и не понадобились. Везде его встречали взрослые, “поддавшие” люди. Им было и так весело. Сонных детишек они извлекали из комнат, скорее, для проформы. А этот один и такой нестандартный.

- А чего вы такой угрюмый, ненаходчивый? - опять прицепился пацан. - Вам ведь полагается быть веселым, остроумным, сильным. В общем - волшебником.

- А ты откуда такой специалист по Дедам Морозам выискался? - огрызнулся Николай, хотя мальчишка ему определенно понравился - лопоухий, как маленький ходячий локатор. - Держи свои конфеты.

- У меня мама - Дед Мороз, - заявил тот.

- Кто-кто? - переспросил ошарашенно Николай. И на всякий случай сверился по шпаргалке, где у него были зафиксированы фамилии тех, кого нужно осчастливить своим приходом. - Это Мельниченко Дед Мороз? - Он вспомнил маленькую девочку-женщину с белобрысой гулькой на голове, неопределенного возраста, похожую на старую деву, что пряталась за очками у окна и имени которой он даже не помнил. Не расхохотался только из уважения к хозяину.

- А почему не Снегурочка, к примеру?

- Это было бы банально, - выпалил пацан. - А она у меня самая-самая, и по призванию - волшебница. Не то, что вы, по поручению. Она каждый Новый год всех своих друзей поздравлять ходит…

Вздохнул:

- Раньше и меня с собой брала, одевала Новым годом. Интересно было! Теперь не хочет, говорит, что вырос. Жди дома, а самой все нет и нет.

И чуть не расплакался. Николай с трудом представлял, что бы ему пришлось делать при таком развитии сюжета, но ситуацию спас звонок, в дверях появилась Мельниченко.

В первое мгновение новый Дед Мороз, естественно, опешил. Даже взял свой мешок наперевес, то ли для обороны, то ли для самозащиты. Но нашелся сразу:

- Это что еще за конкурент на нашей территории? -прогудела она низким контральто (”такие серые мышки должны в реальности лишь пищать”, - промелькнуло в мыслях у Коли) и по-хозяйски уселась на тумбочку у двери.

Взвизгнув от восторга, мальчишка повис на ней, затараторив, что “этот” (показал на Николая пальцем) делает все не так, ему еще стажироваться и стажироваться. Сложное слово в устах ребенка звучало странновато, но совсем без фальши, будто им тут вдвоем (что мужика нет в доме, Николай вычислил сразу) привычно общаться высоким слогом.

- Коленька (он даже вздрогнул, пока не понял, что так интимно обращаются не к нему), - домашним голосом попросила Ольга сынишку, - помоги снять валенки.

В какую-то минуту он почувствовал себя чужим на этом “празднике жизни” и засобирался. Но его не отпустили. Ольга, стянув шапку (светлая волна волос упала на плечи, отметил Николай - удивительная), потянула его на кухню пить чай с тортом. Так в бородах и усах они почаевали мирно под неусыпным взглядом мальчика, который внимательно всматривался то в одного, то в другого Деда Мороза с улыбкой, растянутой до ушей. Он блаженствовал.

Именно такое же непривычное чувство с каждым горячим глотком вливалось и в душу Николая. Вот уж точно, такого у него еще не было - легкого волнения где-то глубоко внутри, от которого в носу пощипывает, будто туда залили шампанское с пузырьками. Ему хотелось побузить на той же лестничной площадке, чтобы соседи сбежались и с восторгом что-нибудь проорали насчет того, какие два чудесных Деда Мороза собрались дружной компанией. Кажется, он даже предложил это вслух, чем окончательно растопил сердце мальчика.

Тот, прижавшись к плечу матери, констатировал: “А он ничего, правда? Исправляется”.

И даже пошел провожать до лифта. Слушая, как тот натужно гудит, поднимаясь на их этаж, вдруг посерьезнел и, подергав Николая за рукав, задал вопрос, способный свалить с ног:

- А может быть, вы и впрямь не Дед Мороз, а мой папа? Это было бы еще лучше, честное слово…

Что можно было ответить? Но и стоять столбом было нельзя. Николай прижал на минуту к себе этого чужого мальчишку и неожиданно для самого себя произнес: “Время покажет, Колян. А чтобы оно показывало точно, у тебя должны быть часы”. Отстегнул свой табачный “трофей” и положил тому в ладошку. Мальчик закрыл их другой ладонью, как птицу, что может улететь, и доверчиво улыбнулся.

“Вот тебе, бабушка, и Новый год, - волнуясь, вдохнул Николай морозный воздух и закурил за углом. “Деды Морозы не курят”, - раздался откуда-то сверху знакомый авторитетный детский голос, и на шапку шлепнулся комок снега. Отойдя чуть дальше, Николай демонстративно переобулся опять в валенки и, задрав голову, отрапортовал, показав большой палец, мол, все класс, он марку не подведет.

Город вокруг светился одной большой елочной игрушкой. Снежок похрустывал под ногами вкусно и громко, как надкушенное яблоко. Фонари, раскрыв изумленно глазищи, с любопытством посмотрели вслед солидному “дедушке”, который, забросив за спину мешок, разогнавшись, как мальчишка, проехался по укатанному льду тротуара, еле удержался на ногах, присвистнул и побежал, напевая под нос: “Вот, новый поворот, и мотор ревет, что он нас несет?” Наверно, подумали, что он торопится делать чудеса. Может быть, так и было?

По крайней мере, одна идея у него появилась.

“Интересно, когда я завтра заявлюсь в этот дом без маскарадной бороды, узнает ли меня тезка?”, - подумал Николай, спеша по последнему адресу в своем списке. Но на всякий случай решил не экспериментировать. А чего, так даже интереснее. По всем канонам сказочного жанра, где чудеса могут встретиться за каждым поворотом…

Предыдущие статьи сайта
Последние статьи
© Портал Анет.Донецк.Украина
Карта сайта
Письма в редакцию - andsale@hotmail.com