ИнформПартнеры

Сушите сети. Море уходит…

Грядет ли на смену осетру рыбка ротан, питающаяся резиновыми сапогами?

Фамилию этого человека (окрестим его Петром Петровичем) я называть не стану из опасения, что его земляки, жители приморского села, издавна промышлявшие браконьерством, весьма скоры на расправу и едва ли потерпят в своих рядах собрата, отважившегося дать интервью журналисту. А потом, Петр Петрович и сам не без греха: одной только черной икры в прежние сезоны заготавливал по десятку и более ведер.

Но сейчас все это в прошлом. А что же побудило Петра Петровича распродать снасти и поставить лодку на прикол? - это и будет первым заданным ему вопросом.

- Как видите, я еще на ослаб настолько, чтобы не выходить в море. Нет, здесь причина в другом. Как-то, перебирая документы, я наткнулся на фотографию тридцатилетней давности. На ней мы запечатлены вдвоем с корешем. И еще с… осетром. Такой, знаете, весом с хорошего дядьку. И сравнил с теми, которые сегодня попадаются в снасти. Честное слово, жутковато сделалось, боязно за море. А ведь тоже причастен к тому, что оно практически уже погибло.

- Как считаете, отыщутся ли последователи вашего почина?

- Обязательно. Но не потому, что совесть заест, хотя многие, как и я, уже задумались над делами рук своих. Все-таки, знаете, нет в природе существа более ненасытного, нежели человек. А потом, для многих моих земляков браконьерство является единственным средством к существованию. Не остановят их и драконовские меры. Сколько ни боролись с браконьерами инспектора и милиционеры, да так и не победили. А не победили потому, что тоже кушать хотят… И все равно лодки окажутся на приколе, а сети пойдут на загородки для кур.

- Но когда?

- Через пару-тройку лет максимум. Как только в Азовском море будет выловлена последняя рыбешка.

- Петр Петрович, в литературе сложился образ эдакого алчного, безжалостного и в то же время романтичного браконьера. А как в жизни?

- Какая там у лешего романтика! Да, риск велик, не припоминаю такого года, чтобы не сгинуло на нашем побережье несколько человек. Того штормом прихватит, тот под лед уйдет. Вообще, должен я вам сказать, лед - штука коварная. Особенно по весне. Днем тает, ночью - подмораживает. В результате образуются полыньи из крошки. Человек уходит в них, как в болотный зыбун. Но гонит его в море не романтика и не страсть к приключениям, а деньги.

- Мне неоднократно приходилось слышать, что главным браконьером является государство…

- Было. И донные тралы были, которыми кончили кормовую базу осетровых, и тюлькой колхозных поросят кормили. Все было. А теперь от рыбколхозов одни названия остались. Да старая чешуя в углах коптилен.

- А что сейчас мы имеем?

- Частника, с позволения сказать. Россияне с того берега промышляют, мы - с этого. Если, конечно, можно назвать промыслом отлавливание судаков и осетров, которых, по человеческим меркам, и к дошкольному возрасту не отнесешь. Да вы и сами посмотрите, чем на рынках торгуют… Срамота сплошная, а не торговля.

- Неужели нарушено даже святое правило, существовавшее с царских времен в отношении подводных ям, где зимой отсыпалась красная рыба?

- Заныривать в те ямы наш народец начал сравнительно недавно, с тех пор как Союз качнулся. Поначалу втихаря, украдкой, а потом - осмелели, начали черпать поварешкой. Короче, забудьте о тех ямах. Так же, как и о том, что Азовское море на всю Европу славилось своей рыбой.

- Неужели положение настолько безнадежно, что уже ничего и поделать нельзя?

- Не знаю, что думают об этом специалисты и что доказывают они начальству, но я, знающий море получше собственного огорода, отвечу однозначно: поезд ушел. Конечно, со временем, если народ спохватится, рыба, может, и появится, но это уже будет не та рыба. Пеленгас или этот, как его, ротан, который чуть ли не резиновыми сапогами питается.

- А как вообще-то отнеслись односельчане к вашему поступку?

- Думаю, они этого просто не заметили. Почему? Если в годы моей молодости браконьерская флотилия состояла из полутора десятков лодок, то теперь она исчисляется сотнями.

- И последнее. Петр Петрович, как я понял, у вас скоро будут правнуки. Покажете ли вы им фотографию, где вы с приятелем и громадным осетром? Или?..

- Наверное, скорее всего - или. Скажут: “Черт старый, черную икру ложками трескал, а вдобавок еще и хвастался”. Нет, лучше уберу я ее с глаз подальше…

Предыдущие статьи сайта
Последние статьи
© Портал Анет.Донецк.Украина
Карта сайта
Письма в редакцию - andsale@hotmail.com