ИнформПартнеры

Ты можешь всЕ!

- таков лозунг нашей гимназии

Куда-то далеко улетели ребячьи голоса, осев на берегу моря или в зеленой чащобе леса, создав там летучую многоликую, многоголосую республику. Там бьет ключом бурлящая радость детства. Потому так сиротливо и одиноко смотрятся сейчас школьные классы и коридоры. Даже стены уныло опустили свои “плечи”, ожидая текущего ремонта и своих любимых сорванцов. В непривычной тиши учительской можно спокойно поразмышлять, подвести еще один итог учебного года, задать себе прямой и извечный вопрос: какими и с чем ребята ушли из школы? Над этим мы и попытались поразмышлять с директором классической гуманитарной гимназии, расположенной в центре Донецка, молодым педагогом, отличником образования Украины Татьяной Ярцевой.

- Татьяна Александровна, что такое классическое образование, чем оно отличается от обычного?

- Такой вопрос нам задают часто и родители, и будущие наши гимназисты. Скажу так. Школа - один из инструментов воспроизводства общества. По моему глубокому убеждению, какой будет современная школа, таким будет и наше общество. Наша гимназия строит систему воспитания на лучших образцах прошлого - на основе славянской, европейской и мировой культуры, истории, литературы, искусства. Мы стремимся, чтобы наши дети были глубоко образованны и хорошо воспитаны. В гимназии изучается три языка: английский, французский и один из мертвых языков - латинский. Почему? Этот язык является основой всей романо-германской группы. В нем - мудрость древних. А чтобы научиться чему-то, надо хоть в какой-то степени постичь эту мудрость - высоту мысли, духа, нравственности, культуры наших предков. Классическое воспитание, в моем понимании, - это формирование высокообразованного и интеллигентного человека, который знает историю, ценит настоящее и верит в будущее своей страны. Это воспитание, прежде всего, духовного человека. В центре педагогического внимания нашей школы - личность ученика. Этим объясняется гуманитарное название гимназии. Одним словом, мы хотим, чтобы наши воспитанники были начитанными, умными, добрыми, отзывчивыми, трудолюбивыми, с тонкой душой и богатым воображением.

- Но с тонкой душой надо родиться.

- Не согласна. Тонкость чувств приходит с воспитанием. Успешный залог этого - хорошая литература, музыка, живопись, театр, общество. Конечно же, благородная классика.

- Вы придерживаетесь формулы: благородство воспитывается благородством?

- Я настаиваю на этом. На каждом шагу мы читаем и слышим об убийствах, насилии. Эти жуткие сцены тиражируются в телепрограммах, фильмах. Когда предметом смакования на страницах современных изданий становятся роды десятилетней девочки, агрессия взрослых и малолетних маньяков, это ненормально. Происходит страшное потрясение и искушение молодой не-опытной души. Ей и без того трудно. Она мечется в поисках: где найти, реализовать себя? Не видя положительных примеров, молодые люди заходят в тупик. Их невольно наталкивают на мысль: а может, так и надо - убивать, грабить, насиловать? Может быть, оттого наши дети чуть ли не с пеленок стремятся познать все “прелести жизни”, в том числе секс и роды. Нельзя винить маленького ребенка во всех смертных грехах. Он в точности копирует в жизни поведение взрослых. Глядя, как живут и ведут они себя в современном мире, делает свои выводы. Чтобы чего-то добиться в жизни, надо быть пробивным, жестоким, стараться урвать побольше, оттеснить, уничтожить конкурента-соперника. Уроки жестокости и невежества, хамства, с которыми мы сталкиваемся на каждом шагу, к сожалению, впитываются детьми гораздо быстрее, чем уроки красоты, восхищения, сострадания, понимания, преданности, долга, самопожертвования, терпения, покаяния и молитвы, о которых пишет современный педагог Шалва Амонашвили. Молодая душа очень хрупкая, ее легко сломать. Самое страшное, что порой сознательно или неосознанно делают это сами родители.

- Что вы конкретно имеете в виду?

- В последние три-четыре года я наблюдаю, что родители мало, а то и совершенно не знают своих детей, их способностей, желаний, устремлений. Отсюда идет изначальная заниженная оценка ребенка. В других случаях - наоборот, переоценка. Вот приходят к нам дети, и я наблюдаю, насколько они не уверены в себе после родительских “ярлыков”. “Разве я с этим справлюсь?”, “Разве у меня есть к этому способности?”, “Нет, у меня это не получится! Поэтому, когда дети приходят к нам в гимназию в пятый класс (а у нас обучение с 5-го по 11-й класс), то мы выводим их из этого состояния неуверенности года полтора. На каждом шагу мы им говорим: “Ты можешь все!” Это лозунг нашей гимназии. Ребенок никогда не рисовал. Проходит время, и у него открываются совершенно поразительные задатки. Никогда не читал стихов, и вдруг через два-три года он участвует в литературном конкурсе и побеждает. Без внимания родителей у ребят единственный выход - самоутвердиться и найти себя на улице. Там они проходят свои жизненные “университеты”.

- Как вы считаете, чего, кроме внимания и понимания, нашим детям больше всего не хватает?

- Любви. Корень зла всех или большинства проблем - в недолюбленности. Если у ребенка “двойка”, его не любит учитель и не понимают дома. И тогда он сникает, съеживается или становится нервным, агрессивным. Взрослым надо общаться с детьми. Любовь - движущая сила воспитания. Это не значит, что ребенка надо зацеловывать, миловать и нежить. Надо мудро любить.

- Считаете ли вы, что сегодня школа во многом заменяет семью?

- В некотором смысле школа - настоящая семья, потому что есть родители, которые перекладывают свои непосредственные обязанности на школу. Некоторые из них приводят своего ребенка в гимназию и тут же ставят перед нами конкретную задачу: чтобы он был круглым отличником, свободно владел английским и французским, чтобы мы привили ему манеры герцога, и все это сделали за полтора года. А родные должны получить “готовый продукт”, не прикладывая к этому ни ума, ни сердца. Семья сейчас абстрагируется. “Мы отдали вам детей - будьте добры, воспитывайте, занимайтесь ими, нам некогда”. Полный пансион нашей гимназии (здесь дети находятся с 8.15 до 17.15) некоторые родители трактуют как интернат: отдал ребенка, вечером забрал. А учителя в ответе за его оценки, поведение. Иждивенческие настроения родителей по отношению к школе - примета нашего времени. Это наблюдается не только у нас, но и по всей Украине. Думаю, что меня поддержат большинство педагогов в том мнении, что параллельно со всеобучем детей должен быть введен обязательный всеобуч родителей, педагогические ошибки которых часто бывают неисправимы. Сегодня должна существовать родительская школа.

- Принято считать, что учат только взрослые. А у детей можно чему-то поучиться?

- Непременно. И очень многому. Искренности, например. Вообще наше учебное заведение, а у нас всего 200 ребят, основано на педагогике сотрудничества: учитель - ученик. Если раньше учитель был главным, он диктовал и ему подчинялись, то сейчас педагогика сотрудничества ставит на одну ступень учителя и ученика. Ребята должны видеть в нас равных, а не диктующих, вышестоящих. Только так мы сможем прийти к какому-то результату. Эта педагогика сложна и непопулярна. Легче в приказном порядке давать какие-то указания, давить авторитетом. Но нам хочется видеть в каждом ребенке себе равного.

- Носят ли ваши гимназисты форму?

- Как таковой формы в гимназии нет, хотя, признаться, четыре года назад мы ее планировали. Даже заключили договор с агентством по пошиву одежды. Они нам подготовили 15 моделей для средних и старших классов. Но авторитарно сейчас ничего не сделаешь. Воспротивились не дети, а родители. Они сказали, что единая форма будет подавлять личность ребенка. Поэтому на протяжении десяти лет, именно столько существует наша гимназия, мы отстаиваем классическую форму одежды, поведения и внешнего вида юношей и барышень. К сожалению, не все семьи внемлют нашим пожеланиям. Иногда гимназисты позволяют себе нестандартную форму одежды, украшения и мобильные телефоны, от которых, думаю, устали все педагоги мира. Но не наше право издавать запрещающие приказы, наше право - воспитывать в детях имидж гимназиста и культурного человека.

- В новых исследованиях украинских медиков на первое место по риску нервного срыва учителя вышли на первое место. Что вы можете сказать по этому поводу?

- Шок учителей от уроков - явление не редкое. Мы всегда стоим на защите прав ребенка. Так и должно быть. А учителей постоянно ругают - и злые они, и несдержанные, и грубые, и несправедливые. Есть в этом своя правда. Но очень редко звучит мотив о том, насколько оскорбительным и унижающим бывает поведение наших детей. И защиты учителям практически искать не у кого. С одной стороны, мы должны понимать, что это ребенок, и гасить в себе обиду. Но с другой стороны, учитель имеет право требовать уважения к своему труду. Конечно, все люди разные. Есть учителя с твердым характером и жизненной позицией, с определенной силой воли. Такие не дадут себя обидеть. А есть мягкие, доброжелательные, уступчивые. Они прекрасно владеют своим предметом, но по своей сути - больше учителя, чем педагоги. Им больше всего достается. Не выдерживая нервного напряжения, они порой вынуждены подавать заявления об увольнении. Эта тема не для печати. О ней, как правило, умалчивают, но она очень остра.

Помните, наверное, фильм “Чучело” с юной Кристиной Орбакайте? В нем речь идет о жестокости детей. Что скрывать, с такими ситуациями сталкивается любая школа и города, и Украины в целом. Честно говоря, я поражаюсь, как учителя все это терпят. Вы знаете, мне хочется, чтобы наши папы и мамы хоть один раз в жизни провели урок в школе и познали вкус нашего хлеба. Ведь учителю современной школы надо тратить добрых 15 минут из 45, чтобы привести детей в норму. Все это время мы усаживаем, рассаживаем, уговариваем, добиваясь тишины. А хотелось бы работать гораздо продуктивнее. Ведь учитель должен уложиться в программу академического часа и дать определенную сумму знаний детям. Нечего удивляться, что молодые педагоги, получив диплом, обходят школу десятой дорогой. Они находят более прибыльные и спокойные места.

- По вашему мнению, какой самый хороший учитель?

- Строгий, мудрый, знающий.

- А самый благодарный ученик?

- Трудный ученик - самый благодарный. Он понимает, сколько в него вложили учителя. Осознание этого приходит уже потом, с возрастом, когда наши питомцы уходят в большую жизнь, крепко становятся на ноги. Но признание и благодарность для учителя, пусть и запоздалые, - великое счастье и награда.

- Татьяна Александровна, при таком положении вещей не пора ли нам открывать институт благородных девиц?

- Я - за. Такие заведения пользуются большой популярностью в России. Наши девочки забыли, что такое скромность, воспитанность, сдержанность, целомудрие. Они агрессивны, а нередко и циничны. Пить, курить, материться - на сегодняшний день по большей части это девичьи атрибуты. Настоящие новые амазонки. На этом фоне мальчишки теряют свое мужество. Честно признаться, у меня возникают мысли и по поводу раздельного воспитания ребят и девочек. В общем, я тяготею к классике. Она - основа доброго и добротного.

Предыдущие статьи сайта
Последние статьи
© Портал Анет.Донецк.Украина
Карта сайта
Письма в редакцию - andsale@hotmail.com