ИнформПартнеры

В батраки - по собственному желанию

Ровно неделю провели прикованными цепью к дереву двое докучаевцев. Все это время они питались травой и листьями, лишь изредка утоляя голод и жажду из плошек охранявшей их собаки.

Этот беспрецедентный по своей жестокости и бесчеловечности случай произошел минувшим летом на одном из арендаторских хозяйств Волновахского района. Но прежде чем приступить к изложению подробностей, я бы хотел остановиться на его причинах, а конкретно - неофициальных биржах труда, ныне существующих в городах и даже небольших поселках.

Одна из таких бирж находится в какой-то сотне метров от корпункта. Ежедневно (в летнее время) по утрам здесь собираются десятки людей с тяпками и потрепанными сумками, к которым весьма применимо слово котомки. Одни сразу же занимают места в автобусах и кузовах грузовиков, другие терпеливо ждут работодателя.

Сейчас на бирже малолюдно. Лишь иногда небольшими группами или в индивидуальном порядке сюда прибывают помятые личности, которые за рюмку водки и харч готовы выполнить черную работу - вскопать приусадебный участок или вырыть яму под новый туалет.

Разумеется, такие личности ни на бирже, ни у хозяев не котируются. Поэтому сплошь и рядом происходят случаи, когда новоявленные батраки вместо расчета получают пинок пониже спины. Совсем другое дело - организованные артели, специализирующиеся на сельскохозяйственных работах. Как правило, руководят артелями разбитные бригадиры, которые заключают договора и следят за неукоснительным их соблюдением. Как подчиненными, так и фермерами с арендаторами.

Вообще, надо заметить, работа по таким договорам имеет свои преимущества. Человека забирают с биржи и привозят туда же по расписанию, в обед (если имеется на то соответствующее соглашение), его кормят горячей пищей. Но самое главное - система расчета, по которой деньги выплачиваются сразу же после окончания трудового дня. Да еще без вычетов в пенсионный и прочие фонды.

В этой связи не мешало бы упомянуть, что государство от деятельности таких бирж, а народу вокруг них обретается поболее, нежели в официальных центрах занятости, не получает ни копейки. Но это уже издержки нашей налоговой политики, которая своей неотлаженной громоздкостью отпугивает работника и работодателя. Однако для многих соотечественников именно этиие биржи являются весьма существенным источником пополнения семейного бюджета, если не единственным средством к существованию.

Но в то же время человек, считай - батрак, продающий землевладельцам рабочие руки, рискует очень многим. Он ничем социально не защищен, а в случае заболевания его просто выбрасывают. Но и это еще не все. По сведениям, которые я собирал в течение последних месяцев, хозяева нередко обращаются с батраками как со скотом. И подтверждением тому может служить история, записанная со слов одного из “индивидуалов”, который вместе с приятелем решил подзаработать у арендатора на заготовке овощей. Кстати, по другим каналам удалось найти даже подтверждение ее правдивости.

Оговорюсь сразу: я вовсе не собираюсь выступать в роли защитников двух приятелей. Да и какие слова можно привести в оправдание этих не старых еще докучаевских мужичков, по собственной вине оказавшихся за бортом жизни. Не выдержав пьянок, ушли жены с детьми, кончилось терпение и у начальства, которому надоели проделки дружков.

И вот наступило последнее пристанище в виде полевого вагончика, где они поселились с милостивого разрешения арендатора, занимающегося выращиванием овощей. Условия дружкам, назовем их Лешей и Витей, были поставлены жесткие. Работать от зари до зари, хозяину не перечить даже взглядом, не пить и не воровать. А за все за это им полагалось двухразовое питание (утренний чай без хлеба не в счет) и пачка самых дешевых сигарет.

Но пачки на день катастрофически не хватало, не было денег на выпивку. Вот Леша с Витей и решили подработать. А подработать можно было лишь одним способом, то есть экспроприацией хозяйского добра. То ведро огурцов проезжему “толканут”, то ящик помидоров в посадке спрячут… Так продолжалось до тех пор, пока арендатор не застукал дружков на горячем.

Расправа была короткой. Для начала Лешу и Витю избили. Особенно изощрялся десятилетний сын хозяина, который все норовил попасть носком кроссовки в пах батракам. После экзекуции воришек отвели в посадку и приковали к стволу дуба цепью, а рядом на такую же цепь посадили кавказскую овчарку.

- У меня была свободная левая рука, - рассказывает Леша, - у кореша - правая. Наверное, оставили, чтобы по нужде можно было расстегнуть брюки. Только какая нужда… Гады, особенно тот малец в кроссовках, все из нас выбили.

Миновал остаток дня, наступила ночь. Приятели сидели, привалившись спинами к дубу и старались не делать резких движений. При каждом шевелении овчарка подходила вплотную и предупреждающе рычала. На рассвете хозяйский сын принес ей две плошки. Одну - с водой, другую - с солидной порцией перловой каши, щедро сдобренной обрезками мяса.

Зато пленникам ни воды, ни питья в тот день так и не дали. К исходу вторых суток, когда голод стал невыносимым, приятели попытались жевать лопухи и траву, к которым позволяли дотянуться цепь и овчарка. Правда, ночью им повезло. Хозяйский сын слишком близко к дубу оставил плошки, а пес, который, похоже, смирился с пленниками, позволил выпить воду и доесть кашу.

С тех пор они так и жили, довольствуясь остатками собачьей трапезы и утоляя жажду водой, в которой плавала шерсть и мошкара. Наконец, ровно через неделю после дня заточения, объявился хозяин. К тому времени вся трава вокруг дуба была изъедена под корень, а на самом стволе виднелись следы зубов, оставленные приятелями.

- Отсидка закончена, - объявил арендатор. - Мотайте отсюда к чертовой бабушке. И еще… Даже если вы дали зарок не воровать, вас все равно через на работу никто не возьмет. В округе уже знают, что вы за типы.

И действительно, сколько ни ходили потом Леша с Витей на биржу, на них никто внимания не обращал. Впрочем, в глубине души, памятуя о случившемся, они особо и не стремились попасть в услуги к новому плантатору.

Повторяю, я отнюдь не собираюсь оправдывать приятелей. Воровство, каким бы внешне безобидным оно ни казалось, является преступлением. Правда, наказание при этом должно быть адекватным содеянному. И определять его должно государство, органы правопорядка. Но не новоявленные плантаторы и их отпрыски, обутые в дорогие кроссовки.

Предыдущие статьи сайта
Последние статьи
© Портал Анет.Донецк.Украина
Карта сайта
Письма в редакцию - andsale@hotmail.com