ИнформПартнеры

Журналистика в амуниции

Сегодня ни один выпуск новостей не обходится без репортажей из Ирака или другой горячей точки. Крупнейшие телекомпании Европы и Америки показывают военные действия, отснятые их спецкорами. Наши телекомпании, равняясь на Запад, тоже отправляют своих журналистов в зоны повышенной опасности за информацией из первых рук. Телеканал “Интер” в Израиле представляет Илларион Павлюк, выпускник Луганского восточно-украинского университета. Вначале он делал сюжеты о военных действиях в секторе Газа по материалам “Видео-РЕЙТЕР”. “Тогда мне эта тема не понравилась, показалась сложной и неинтересной”, - вспоминает Илларион. Но пришло время, и его отправили на святую израильскую землю снимать совершенно не святые деяния людей. Израиль стал его темой и остается ею уже более трех лет. В преддверии Дня журналиста корреспондент газеты “Донбасс” встретился с Илларионом Павлюком в Киеве. По дороге в израильское посольство (за очередной визой), сидя на заднем сидении автомобиля, спецкор “Интера” рассказал о своей работе в “горячей точке”.

Как известно, на востоке американцев не любят. Во избежание всевозможных эксцессов, большинство телекомпаний США ведут съемки с крыш гостиниц. Недавно канал “EuroNews” сообщил о том, что американские телекомпании покупают видеоматериалы у арабских внештатников. В этом случае они не являются предметом для подражания. Украинские журналисты, в отличие от англоговорящих коллег, часто оказываются участниками событий, о которых рассказывают в своих сюжетах. Они не ищут легких путей в поисках “горячих” материалов, но при этом не подвергают себя напрасному риску. Во всяком случае, так рассуждает Илларион.

- Прежде чем куда-то пойти, мы садимся с оператором и решаем: да или нет. Мы хотим жить. У нас есть жены, дети. Мы идем на риск, если его процент минимальный и этот риск можно просчитать.

Зачастую славянская смекалка берет верх над западным менталитетом.

- Вифлеем, два года назад. Израильские солдаты не пускали нас в город. Тогда Егор - оператор - предложил пойти на хитрость и обмануть их. Мы делали вид, что фотографируемся рядом с танком. “Фотографировались” минут 15. Потом тихонечко обошли танк с обратной стороны и проскользнули в боковую улочку. Я тогда насчитал, что мы прошли в общей сложности четыре круга оцепления, трижды нарывались на патруль. Каждый раз при встрече с ними мы прикидывались придурками, которые не знают, что попали в Вифлеем, что он блокирован и что здесь нельзя снимать. Нам указывали на выход. Мы направлялись якобы туда, но потом снова поворачивали в город. В этот день мы всЕ отсняли, нам повезло больше, чем журналистам таких серьезных компаний, как CNN, FOX News. Они сидели перед кордонами и требовали, чтобы их пустили.

- Разве “мЕртвые президенты” в Израиле подобные вопросы не решают?

- Со взятками в Израиле очень серьезно. Предлагать взятку солдату там опасно для жизни. У них в армии с этим очень строго. Когда нам нужно было ехать снимать Вифлеем, израильтяне перекрыли уже весь город. На каждой улочке поставили танки, установили заграждение из спирали Бруно - колючей проволоки. Пока я отвлекся, Егор попытался предложить взятку израильскому солдату. Тот сразу же сдернул автомат с плеча. Я еле успел забрать Егора и объяснить солдату, что это недоразумение.

- А существуют законные пути для работы журналистов?

- Там выдают журналистские аккредитации. Но для того, чтобы получить аккредитацию, нужно подписать бумаги, что мы не будем предъявлять никаких претензий государству в случае, если нас ранят или убьют в зоне, запрещенной для журналистов. В тот момент все арабские территории объявили зоной военных действий, закрытой для прессы. Так что нарушать приходится.

Каждого белого человека арабы считают американцем. И при встрече с ним, не стремятся выяснить национальность. Им, собственно говоря, всЕ равно, над кем совершать акт насилия (говоря попросту, бить). Наш журналист, как герой народных сказок, нашел свой способ выйти и из этой непростой ситуации.

- 90 процентов израильтян говорит по-английски. После первой же поездки я начал учить арабский. Даже если ты знаешь по-арабски всего лишь “здравствуйте”, “как дела” и “как пройти”, а всЕ остальное скажешь по-английски - этого достаточно, чтобы арабы тебя встретили, расположили, проводили.

- Наверное, чтоб выжить в тех условиях, должна быть определЕнная физическая подготовка?

- Мне моя физическая подготовка не один раз спасала жизнь. Когда ты слышишь свист ракеты - это значит, что она упадет через три секунды. У палестинцев во время бомбежки (они технически слабо оснащены) люди расставлены просто на крышах. Они высматривают вертолеты-наводчики. Если появился такой вертолет, то значит, где-то заходит самолет с бомбами. И люди начинают кричать “Арджа!” (”Назад”). После этого крика, как правило, через две-три секунды она уже взрывается. За это время оператору нужно снять камеру со штатива, отбежать, упасть на землю. Причем выбрать место не возле витрины и не возле машины, потому что она может взорваться и перевернуться на тебя. В общем, нужно хорошо за чем-нибудь залечь. Мне в это время нужно схватить штатив и тоже куда-нибудь спрятаться. На мне к тому же сумка с аккумуляторами, бронежилет, который весит тоже немало. Тут, конечно, нужна физическая подготовка.

6 июня в Украине отмечают День журналиста. Для многих эта профессия - воплощение детской мечты. Тогда она представлялась особенной и полной приключений. Но, как известно, время вносит свои коррективы. В канун праздника самое время вспомнить о том, что было и что есть.

- Что изменилось в твоем представлении о работе журналиста по сравнению с действительностью?

- Я не представлял себе многих сложностей, связанных с этой профессией. В моем школьном представлении журналист - это человек, перед которым все открывают двери. Но это не так. Когда ты только начинаешь работать, тебя “посылают” все, кто может. Несмотря на это, ты снова пытаешься и пробиваешься.

- У тебя есть материал, которым ты гордишься?

- Мне нравится материал не боевого направления. Как-то мы пошли в летний лагерь палестинцев - среднее между детсадом и школой. Там были дети в возрасте от четырех до одиннадцати лет. У них был утренник. Мы сняли там материал о том, кем хотят быть палестинские детки. Большинство хотели бы стать смертниками - это считается очень круто. Материал был построен на детских ответах и сценках из утренника, где они убивают евреев.

- Чем отличается спецкор, который работает в горячих точках, от обычного журналиста?

- Опытом. Он должен быть компетентным, коммуникабельным, не бояться многих вещей и работы. Он не должен получать наслаждение от нахождения в горячей точке. Потому что это смертельно опасно.

Зрители, как правило, видят самые симпатичные стороны профессии журналиста. Все трудности и опасности остаются за кадром. И работа журналиста состоит в том, чтобы любой ценой добыть и донести до зрителя и читателя всю правдивую информацию.

Предыдущие статьи сайта
Последние статьи
© Портал Анет.Донецк.Украина
Карта сайта
Письма в редакцию - andsale@hotmail.com